13. Явление героя (продолжение)

Русский > Роман > Аннотации по главам > Глава 13 (продолжение)

Варенька, Манечка... еще платье полосатое

Мастер с трудом вспоминает имя женщины, с которой он жил до встре-чи с Маргаритой. Я не знаю, существуют ли прототипы Вареньки или Манечки в полосатом платье. Оба имя - ласкательные имена от пол-ных имен Варвара и Мария.

Этот фрагмент напоминает сцену из романа «Возвращение» Андрея Белого (1880-1934) - псевдоним Бориса Николаевича Бугаева, в кото-рой герой романа - Евгений Хандриков после пребывания в психиа-трической больнице не помнит имени его жены, а помнит только цвет ее платья.

И скоро, скоро стала эта женщина моею тайною женой

Случай Мастера и Маргаритой воспроизводит ситуацию самого Булга-кова в его взаимоотношениях с Еленой Сергеевной Шиловской, кото-рая ушла от своего хорошо обеспеченного мужа-военного к относи-тельно менее благополучному писателю. Начало их взаимоотношений было трудным, поскольку оба состояли в браке. Но в конце концов Елена Сергеевна стала женой Булгакова. Маргарита появляется в ро-мане только после встречи Булгакова с Шиловской.

Он никогда и никому не скажет ее имя

Мы узнаем имя возлюбленной Мастера во второй части романа, но это будет не Мастер, кто откроет ее имя.

Бюро и книги от крашеного пола до закопченного потолка

В главе 13 Мастер вспоминает «бюро … и книги, книги от крашеного пола до закопченного потолка». Это совпадает с описание комнаты Булгакова, в которой он работал.

Роман на такую странную тему

Политика в области литературы, принятая Компартией в 1928 году, ха-рактеризовалась социальным заказом. Это было связано с пятилет-ним планом и выполнялось Российской Ассоциацией Пролетарских Писателей (РАПП) и редакторскими отделами издательств. В рамках осуществления этой политики осуществлялись заказы писателям на создание литературных произведений на определенные темы, стиму-лирующие дальнейшее строительство социалистического общества. Тема, заказная Бездомному, хотя напрямую и не была связана с пяти-летним планом, была призвана содействовать формированию идеоло-гического отношения государства к религии. Хотя Советский Союз официально был атеистическим государством, лидеры РАПП наглядно демонстрировали, что они поддерживают разработку таких историчес-ких тем, если они рассматривались с правильной точки зрения марк-систской теории.

Эта социальный заказ, осмеянный Булгаковым, наглядно продемон-стрирован в романе, когда герой романа, Мастер, вспоминает о том, как редактор, которому он представил свою рукопись, спросил (что с точки зрения Мастера было полностью идиотским вопросом): «кто это меня надоумил сочинить роман на такую странную тему?». Книга о Пи-лате не была предусмотрена в социальном заказе Мастера.

Между жизнями Булгакова и Мастера можно провести определенные параллели. Первый роман Булгакова «Белая гвардия» был только час-тично опубликован в журнале в 1925 году, но он читал его отдельным литературным группам, которые придерживались точки зрения, что произведение на такую тему никогда не будет опубликовано. Но реаль-ные нападки начались в 1926 году, когда Булгаков переделал роман в пьесу «Дни Турбинных» для Московского художественного театра. В этом не было ничего странного, что Булгаков писал о судьбе монар-хистски настроенной семьи в Киеве во время Гражданской войны. На-падки, описанные в этой главе «Мастера и Маргариты», явно повто-ряют критицизм, высказанный в адрес пьесы Булгакова.

Ариман

Булгаков был подвергнут реальной критике со стороны Леопольда Ле-онидовича Авербаха (1903-1939), секретаря Российской Ассоциацией Пролетарских Писателей (РАПП). Авербах был одним из самых яростных оппонентов Булгакова. В 1926 году он написал статью «За пролетарскую литературу».

Осыпавшиеся красные лепестки на титульном листе

Косой дождь

Образ косого дождя пришел из стихотворения Владимира Владимиро-вича Маяковского (1893-1930) «Домой!». Булгаков должен был знать это из публикации поэмы в журнале в 1926 году. Когда в последствии поэт заканчивал это стихотворение, он по совету своего друга Осипа Максимовича Брика (1888-1945) стер последние строки, возможно лучшие в поэме. Они звучали так:

Я хочу быть понят моей страной,
а не буду понят - что ж?!

По родной стране пройду стороной,
как проходит косой дождь.

Кажется, что говоря устами Мастера Булгаков отождествляет себя с этими строками.

Пилатчина

В архивах Булгакова находятся вырезки из газеты «Рабочая Москва» со статьей «Ударим по Булгаковщине!». В романе Лаврович пишет ста-тью, в котрой рекомендует «ударить, и крепко ударить, по Пилатчине». Булгаков подвергался такой же резкой критике в прессе, как и Мастер. В его письме Советским властям в 1930 году он точно указал, как часто он подвергался публичной критике. В течении 10 летнего периода писательства он прочел о себе 301 статью в советской прессе, среди которых было 3 хвалебных статьи и 298 враждебных и оскорбительных статей. Почти все его театральные пьесы были запрещены.

Буквы "Н.Э".

Во французском переводе «Мастера и Маргариты» упомянуты ини-циалы "Н.Э", в голландском - "М.З". В русских изданиях можно найти как первый, так и второй варианты инициалов. В русских текстах романа в Интернете написано «подписанная буквами "Н.Э.", но во многих печат-ных версиях встречается «подписанная буквами "М.З.". Я пока еще не знаю кем мог быть Н.Э., но М.З. - это М. Загорский, писатель и литера-турный критик, кто написал резкую статью против театральной пьесы Булгакова «Дни Турбинных».

В одной из ранних версий романа Булгаков дал имя этому герою, которое корреспондируется с инициалами З.М., - З. Мышьяк.

"Воинствующий старообрядец"

Староверы или старообрядцы отделились от русской ортодоксаль-ной церкви в 17 веке в знак протеста против церковных реформ, прово-дившихся Патриархом Никоном Московским, в миру Никита Минин (1605-1681). Латунский напрасно использует этот термин. Пятого октя-бря 1926 года Александр Робертович Орлинский в «Нашей газете» назвал Булгакова аналогичным образом бойцом белой гвардии. Театральная пьеса Булгакова «Дни Турбинных» была квалифициро-вана как «политическая демонстрация, в которой автор симпатизирует отбросам Белой гвардии».

Настали совершенно безрадостные дни

Время года - важный фактор для русских читателей, т.к. обычно осенью и весной возрастало число арестов. Таким образом правительство старалось отвлечь простой народ от экономических и культурных про-валов режима.

Алоизий Могарыч

Для читателя может быть не совсем понятно, почему я упомянул Алоизия Могарыча на этой страничке. В английских вариантах романа, переведенных Михаилом Гденном, Ричардом Певье, Ларисой Воло-хонской и многими другими переводчиками, Могарыч появляется лишь в главе 24, когда Мастер и Маргарита вновь вместе. Но в оригинале ро-мана Алоизий Могарыч появляется именно в этой главе. Он поя-вляется в дворике Мастера, представляется журналистом и демонстри-рует потрясающие знания методов и критериев, используемых властя-ми для запрета рукописей. Мастер говорит Ивану, что они стали друзья-ми.

Нажмите здесь, чтобы прочесть потерянный конец
Нажмите здесь, чтобы прочесть больше о Алоизии Могарыче
Нажмите здесь, чтобы увидеть встречу Мастера с Могарычом

И начал их жечь

Булгаков также сжег часть своих рукописей, включая сожженную в 1930 году первую версию «Мастера и Маргариты», когда он был отлучен от театров.

Ко мне в окна постучали

Только Иван мог слушать что случилось. Но русским читателям понятно, что Мастер был арестован. Когда позже он вернулся в свой подвал, стало ясно, что теперь там живет еще кто-то: «в комнатах моих играл патефон». Причина объяснена во второй части романа, когда Алоизий Могарыч был вызван к Воланду для отчета.

В половине января

С первой главы нам известно, что Ивана забрали в больницу на пятнадцатый день Нисана. По этой детали - середина января - мы мо-жем подсчитать, что Мастер находился 3 месяца в другом учреждении.

…в том же самом пальто, но с оборванными пуговицами

В этом лаконичном описании сказано все о том, где находился Мастер последние 3 месяца. Это было распространенной практикой отбирать ремни, шнурок для ботинок и отрезать пуговицы с одежды тех, кто находился под следствием.

Cтрах владел каждой клеточкой моего тела

Боязнь Мастера носит автобиографичный характер. В середине 1930-х годов Булгаков страдал агорафобией (боязнью пространства) и лечил-ся от этого.

На предыдущую страничку главы 13



Поместить эту страницу |